MАRX Центр » История » Большевики и национальный вопрос. Часть 3

Большевики и национальный вопрос. Часть 3







Роль национального вопроса в победе большевиков в Гражданской Войне

Наконец, правильная позиция большевиков в национальном вопросе привела к победе Советской власти в гражданской войне. Важнейшим фактором стало отношение к воюющим сторонам народов Поволжья и Урала, которые не поддержали как «демократическую контрреволюцию» в лице меньшевистско-эсеровского Комуча и Директории в 1918-м, так и белогвардейское правительство Колчака в 1919-м. Более того, на территориях, где проживали эти народы, возникали постоянные восстания, создавались зеленые и красные повстанческие отряды. И напротив, районы и губернии с «инородцами» стали базой для пополнения войск Красной Армии и опорой Советской власти. По сути, это и определило поражение белых.

Отказ деятелей контрреволюции и белого движения дать широкую национальную автономию и признать независимость окраин бывшей империи, привело к отпадению от их лагеря даже татарских, башкирских и казахских буржуазных националистов и интеллигенции. И наоборот провозглашение большевиками и Советским правительством полных свобод для всех народностей, и предоставление права на культурную и политическую автономию и на возможное отделение в качестве независимых государств, привело к успешным переговорам с представителями националистических партий, которые в итоге поддержали красную Москву.

Например, с приходом к власти в белом движении адмирала Колчака в конце 1918 года казахские автономисты потеряли всякую надежду на сохранение казахской независимости и начали искать пути для переговоров с побеждающей Советской властью. Со стороны нового режима была проявлена заинтересованность в сотрудничестве с националистической партией «Алаш», которая контролировала большинство казахского населения. 5 ноября 1919 г. Реввоенсовет за подписью командующего М. Фрунзе объявил амнистию «Алаш-Орде», освободив от ответственности всех бывших вооруженных противников. В 1920 г. «Алаш-Орда» вошла в состав Киргизского (Казахского) революционного правительства с утратой всех своих ранее принятых законов, и, как таковая, партия закончила свое существование.

Отсутствие у лидеров белого движения внятной политики в отношении религиозных и национальных меньшинств, способствовало росту популярности большевиков. Так, в Крыму татарская партия «Милли-Фирка» некоторое время сотрудничала с Деникиным, но он разогнал созванный ею курултай (национальное собрание), чем решил пресечь всякие попытки создания крымской автономии. В результате, в Крыму возникли подпольные отряды мусульман под руководством «красно-зеленого» бюро РКП(б), а при освобождении Крыма от Врангеля в ноябре 1920 г. в составе войск М.В. Фрунзе действовал конный полк крымских татар. Также как ранее роспуск Колчаком мусульманских воинских формирований привел в начале 1919 г. к переходу многих их участников на сторону большевиков.

Похожие процессы происходили и на Кубани и Северном Кавказе, где неминуемо происходил раскол и затем прямое противостояние  части казачества, настроенного на создание автономной республики, и горских народов с армиями Деникина, а затем и Врангеля в 1918-1920 годах, что и стало причиной крушения тыла, а затем самого фронта контрреволюционных сил юга России. В такую же ловушку попали белые армии и в Украине, воюя с войсками Петлюры, а также отказавшись признать появление независимого Польского государства.

Именно нежелание победы монархически настроенных белых русских генералов, стало важным в решении «начальника» Польши Пилсудского отказать в военной поддержке походу Деникина на Москву осенью 1919 года. Это и дало возможность большевикам стянуть силы Красной Армии с западных границ РСФСР и сосредоточить их для разгрома бело-казачьих банд атамана Мамонтова. В свою очередь поход польских войск уже весною 1920 года и оккупация части Украинской ССР и Белорусской ССР также обернулось поражением для них из-за национального подавления и притеснения белыми панами украинцев и белорусов.

Сегодня мало освещается и важность для военной победы Советской власти участия в с составе Красной Армии (РККА) национальных и интернациональных частей корейских и китайских рабочих, воевавших на всех фронтах, латышских, эстонских и финских полков, башкирской конницы и татарских бригад, а также подразделений из числа бывших немецких и австро-венгерских военнопленных.

Национальные секции РКП(б), в том числе из числа немецких и венгерских военнопленных, сыграли выдающуюся роль в формировании кадровых основ разных коммунистических партий, например Венгерской, которая во главе с Бела Куном уже в марте 1919 года приняла участие в формировании Советской республики в Будапеште. Поэтому это еще раз говорит о неотделимости для большевиков вопросов национального освобождения и самоопределения от вопросов интернациональной революционной борьбы пролетариата против капитала.

Определяющую роль эти секции сыграли и в распропагандировании солдат интервентов стран Антанты в Одессе, Архангельске, Владивостоке. Эта работа по революционному разложению иностранных войск была проведена   настолько успешно, что после ряда восстаний на флоте и отказа стрелять на фронте, французские и английские империалисты вынуждены были отозвать свои армейские контингенты в конце 1919 года. Это вкупе с международной кампанией солидарности профсоюзов и пролетариата США, Англии, Франции и других стран с Советской Россией и определило полный провал иностранной интервенции.

Национальные комиссии при Наркомате Национальностей совместно с партийными и военными органами сыграли важную роль в становлении советских республик в Эстонии, Латвии и Литве в конце 1918 – начале 1919 годов. Отдельные комиссариаты создавались и в отношении мусульманских народов, помогая им в укреплении автономных республик. Здесь важную роль всегда играл Ленин, который всегда постоянно подчеркивал необходимость поддержки процессов создания национальных государственных образований, даже в период наивысшего обострения гражданской войны.

Ещё осенью 1918 года В. И. Ленин в беседе с одним из деятелей революционного движения в Азербайджане Дадашем Буниатзаде говорил, что «потеря 26 комиссаров во главе с тов. Степаном не должна остановить начатого нами дела, нужно собрать снова силы и перевоспитать обманутых меньшевиками и эсерами рабочих и крестьян Азербайджана и освободить их».[7] Тогда же Буниатзаде сообщал Ленину о том, что азербайджанские коммунисты придерживаются различных точек зрения относительно будущего государственного устройства республики: одни за создание в Азербайджане Советской социалистической республики, другие предлагают разделить Азербайджан на губернии, а последние — присоединить к РСФСР. Буниатзаде вспоминал: «Ильич по этому поводу прямо сказал, что первое мнение о создании самостоятельной республики правильно, а второе является колонизаторством и даже глупостью».[8]

Подпольная общебакинская партийная конференция большевиков, состоявшаяся 2 мая 1919 года, выдвинула лозунг «Независимый Советский Азербайджан», противопоставленный независимости Азербайджанской Демократической Республики. Большевистская газета «Фугара садаси» («Голос бедноты») 17 августа сообщала, что идея создания Азербайджанской Советской республики одобрена В. И. Лениным. Как пишет Исаак Минц: «Лозунг „Независимый Советский Азербайджан“ помогал мобилизовать широкие массы азербайджанских рабочих и крестьян на борьбу за власть Советов, разоблачать мусаватистов, как ставленников иностранного империализма и предателей национальных интересов азербайджанского народа».[9]

Аналогичную позицию занимали большевики и при образовании Украинской ССР и Белорусской ССР, в противовес националистических образований местных меньшевиков, получивших военную и политическую поддержку сначала от германского империализма, а затем от стран Антанты. Все эти факты позволяют говорить, что именно национальная программа большевистской партии и политика Советской власти в деле безусловного и прямого обеспечения права народов бывшей Российской империи на самоопределение, сыграли решающую роль в политическом завоевании масс национальных окраин, в окончательной победе над силами контрреволюции, в расширении и распространении национально-освободительной   и революционной борьбы в странах Европы, Азии и Ближнего Востока.
 
Бакинский съезд народов Востока 1920 года

Еще не закончились бои на полях Гражданской войны, как в сентябре 1920 года удалось собрать I съезд народов Востока, в котором участвовали уже и представители многих других стран. Решение провести этот съезд в Баку было принято в конце июня 1920 года Исполкомом Коминтерна и ЦК РКП (б). Было создано организационное бюро по подготовке съезда, в которое вошли Серго Орджоникидзе, Елена Стасова, Нариман Нариманов и Ашот Микоян.

Это был съезд не только коммунистов, но и беспартийных, антиимпериалистически настроенных национальных деятелей, представителей широких масс трудящихся и их организаций. В нем приняли участие представители 37 национальностей, в том числе из Афганистана, Египта, Индии, Персии, Китая, Кореи, Сирии, Турции и других стран, треть из них не была коммунистами. Это была важная работа большевиков по привлечению представителей молодой интеллигенции угнетенных народов, которые в последующем стали основателями коммунистических партий или дружественных СССР организаций в своих странах.

У.Фостер так описывает эти события: «Вскоре после конгресса Коминтерна, в сентябре 1920 года, состоялась конференция колониальных народов в Баку, в которой участвовали представители 37 народов. Конференция получила наименование съезда народов Востока. В числе 1891 делегата было 235 турок, 192 перса, 157 армян, 100 грузин, много китайцев, индийцев и представителей других народов. Принятые три важные резолюции выражали генеральную ленинскую линию в отношении к антиимпериалистской борьбе в колониальных странах. Был избран Совет из 47 человек, представлявших 20 различных национальностей, и издана газета «Народы Востока»».[10]

Съезд под председательством Г. Зиновьева и К. Радека, которые выступали от имени ЦК РКП(б), работал неделю и принял ряд важных решений, выразил солидарность с тезисами состоявшегося за месяц до этого II конгресса Коминтерна по национальному и колониальному вопросам. Были одобрены и вскоре опубликованы воззвание к народам Востока с призывом к борьбе против колонизаторов и воззвание к трудящимся Европы, Америки и Японии с призывом поддержать освободительное движение народов Востока. На съезде выступили представители компартий Европы и Америки: Бела Кун (Венгрия), Джон Рид (США), Томас Квелч (Англия), Россмер (Франция), представители многих народов Востока.

Ленин дал весьма высокую оценку этому съезду. В своей речи 15 октября 1920 года на совещании председателей уездных, волостных и сельских исполнительных комитетов Московской губернии, говоря о II конгрессе Коминтерна и съезде народов Востока в Баку, он отметил, что «это те международные съезды, которые сплотили коммунистов и показали, что во всех цивилизованных странах и во всех отсталых восточных странах большевистское знамя, программа большевизма, образ действий большевиков — есть то, что для рабочих всех цивилизованных стран, для крестьян всех отсталых колониальных стран является знаменем спасения, знаменем борьбы, что действительно Советская Россия за эти три года не только отбила тех, кто бросался, чтобы ее душить, но и завоевала себе сочувствие трудящихся во всем мире, что мы не только разбили наших врагов, но мы приобрели и приобретаем себе союзников не, по дням, а по часам».[11]

В последующем уже в январе 1922 года в Москве собрался I съезд трудящихся Дальнего Востока. Созданный в 1921 году в Москве Коммунистический Университет народов Востока (КУТВ) при Коминтерне подготовил для колониальных народов тысячи политических руководителей. В разные годы в КУТВ, упраздненном в 1938 г., обучались представители 73-х национальностей из десятков стран мира.
Роль этого мероприятия 1920 года в Баку трудно переоценить. Именно после съезда народов Востока во всех колониальных странах начался процесс создания коммунистических партий. Коммунистическая партия в Израиле была образована в 1919 году, в Турции и Индонезии — в 1920 году, в Китае — в 1921 году, в Японии — в 1922 году, в Малайе — в 1926 году, во Вьетнаме и на Филиппинах — в 1930 году, в Индии — в 1933 году, в Бирме — в 1941 году. Коммунистические партии возникли также во многих других странах Ближнего и Среднего Востока, но большая часть из них находилась на нелегальном положении. Во всех этих странах развернулась активная работа по созданию и развитию профсоюзов. Одновременно с помощью Коммунистического Интернационала шло создание коммунистических партий в полуколониальных странах Латинской Америки.

В числе 21 условия приема в Коминтерн от 30 июля 1920 г., разработанных В.И. Лениным, указывалось, что партия, желающая принадлежать к III Интернационалу, «обязана беспощадно разоблачать проделки “своих” империалистов в колониях, поддерживать не на словах, а на деле всякое освободительное движение в колониях, требовать изгнания своих отечественных империалистов из этих колоний…».[12]

Помимо этого, на международной арене Советское правительство открыто и яростно выступило против сговора империалистов стран Антанты и США после окончания первой мировой войны в деле нового передела колоний в Азии и на Ближнем Востоке. Совнарком  обнародовал в 1920 году заявление с осуждением мандатной системы в отношении бывших немецких и турецких колоний, как неприемлемого элемента в системе международных отношений: «И когда говорят о раздаче мандатов на колонии, мы прекрасно знаем, что это — раздача мандатов на расхищение, грабеж, что это — раздача прав ничтожной части населения земли на эксплуатацию большинства населения земного шара».[13]

Эти действия Советского правительства и РКП(б) способствовали прорыву изоляции и блокады вокруг РСФСР и заключению договоров в 1919 – 1921 годах с Персией, Афганистаном и Турцией. Нельзя отказать в справедливой оценке ситуации, сложившейся на Востоке И.В. Сталину, писавшему в 1921 г. в работе «Октябрьская революция и национальная политика русских коммунистов»: «Коренное улучшение отношений Турции, Персии, Афганистана, Индии и прочих восточных стран к России, считавшейся раньше страшилищем этих стран, представляет из себя факт, против которого не решается теперь спорить даже такой храбрый политик, как лорд Керзон».[14]

Новый характер отношений между Советской Россией и кемалистской Турцией также резко менял соотношение сил на Ближнем Востоке.   Подтверждением этому может служить требование премьер-министра Великобритании Д. Ллойд-Джорджа к советской стороне отказаться от поддержки кемалистов, которое он выдвинул на торговых переговорах в Лондоне летом 1920 г. в качестве одной из «предпосылок торговых сношений».

Как писал Г. Астахов в своей работе «От султаната к демократической Турции» в 1926 году: «Ориентация на Советскую Россию оправдала себя даже в глазах тех элементов, которые вначале относились к «союзу с большевиками» с неприязнью. В настоящее время о помощи, которую оказывала и оказывает Советская Россия национальному движению Анатолии, знает каждый крестьянин. Политическая поддержка со стороны Советской России, особенно наглядно выразившаяся в нашем требовании приглашения Турции на Генуэзскую конференцию, также достаточно ясна. Усвоено также и различие между старой Россией, мечтавшей о Дарданеллах, и новой, отказавшейся от капитуляций, долгов и даже части территории. Как отметил официоз «Хакимиет-Миллие», «русский мужик протянул свою мозолистую руку турецкому крестьянину. Оба народа хорошо узнали друг друга и восстали против общего врага»».[15]

Лидеры национально-освободительных движений, не имевшие к марксистско-ленинскому учению никакого отношения, не могли не видеть в большевиках своих союзников. Так, Сирийский комитет единения арабов в декабре 1920 г. заявлял: «Правительство Ленина и его друзей и поднятая ими Великая Революция для освобождения Востока от ига европейских тиранов почитается арабами великой силой, способной дать им счастье и благополучие. Счастье и покой всего мира зависит от союза арабов и большевиков… Да здравствует Ленин, его товарищи и советская власть! Да здравствует союз всего ислама с большевиками!».[16]

Находясь под влиянием таких же настроений, ведущий идеолог арабского национализма и лидер сирийских друзов эмир Шакиб Арслан в 1927 г. признавал, что «Ленин был первым, кто внушил пролетариату чувство братской дружбы к народам колоний, и коммунисты были первыми, кто распространял эту идею и применил ее на практике».[17]

Начало и продолжение статьи вы можете прочитать здесь:

Первая часть статьи...

Вторая часть статьи...

Четвертая часть статьи...

[8] Траскунов М. Б. Подвиг во имя интернационализма: Из истории революционного содружества трудящихся России и Закавказья, 1917-1922. — Мераны, 1979. — С. 123.
[9] Минц И. И. Победа советской власти в Закавказье. — Мецниереба, 1971. — С. 393.
[10] Уильям З.Фостер «История трех интернационалов» (М.1959), С. 182.
[11] В.И. Ленин:  РЕЧЬ НА СОВЕЩАНИИ ПРЕДСЕДАТЕЛЕЙ ИСПОЛКОМОВ, ПСС, том. 41, стр. 357
[12] В.И. Ленин: ТЕЗИСЫ КО II КОНГРЕССУ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА, ПСС, том. 41, стр. 207
[13] В.И. Ленин: ДОКЛАД НА II СЪЕЗДЕ КОММ. ОРГАНИЗАЦИЙ НАРОДОВ ВОСТОКА, ПСС, том.39, стр. 327
[14] И.В. Сталин: Октябрьская революция и национальная политика русских коммунистов, том. 5., стою 116
[15] Астахов Г. От султаната к демократической Турции. М.—Л., 1926, с. 7–8.
[16] Васильев А.М. Россия на Ближнем и Среднем Востоке: от мессианства к прагматизму. М., 1993, с. 14.
[17] История Востока. Т. V, с. 44.



Похожие новости


Система комментирования SigComments

Присоединяйтесь

Уведомление

    При копировании или перепечатывании статей с данного сайта, Вы должны поставить ссылку на marx.kz ("Marx Центр") и указать автора материала!
© 2020 marx.kz

"...Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его..."

Яндекс.Метрика

Сочинения классиков

  • Карл Маркс
  • Фридрих Энгельс
  • Владимир Ленин
  • Иосиф Сталин
  • Лев Троцкий
  • Мао Цзэдун
  • Фидель Кастро